Инесса Фтомова (finka_free) wrote,
Инесса Фтомова
finka_free

Categories:

Муж шаманки

Дорога без конца. Попутчики.

История 14-я
. Муж шаманки



Признаюсь сразу: это я дала человеку такое прозвище. А жена его вовсе и не была настоящей шаманкой. И хотя я про себя дала и ей имя -- Синильга, но звали её иначе. Просто я в то время как раз прочитала роман В.Шишкова «Угрюм-река», в котором фигурирует легенда о шаманке Синильге. Да вдобавок этот человек имел смугловатую кожу, был черноволос и черноглаз до невозможности. И когда смотрел прямо на тебя, то казалось, что он не просто смотрит, а как бы всматривается внутрь тебя. Ощущение не из приятных, скажу я вам. Но такое не забывается. Хотя и было всё довольно давно.



Мы случайно познакомились с ним: наши начальники несколько раз встречались и обсуждали свои начальничьи дела в поисках консенсуса. Я каждый раз тупо сидела в течение пары часов в приёмной, изображая китайское терпение. А человек этот, чувствуя неловкость за моё долгое вынужденное безделье, угощал меня мятными карамельками и… понемногу рассказывал о себе.

Мятные карамельки терпеть не могу. Но из уважения и интереса к нему ела. Наверное, потому и запомнилось многое из его рассказов. Рассказчиком он оказался прекрасным. Да и внешне был неординарным. Во-первых, у него был очень странный взгляд почти чёрных, а не карих глаз. И я про это уже упоминала. А, во-вторых, он в своём возрасте «слегка за сорок» носил длинные для того времени и совершенно не по моде волосы, почти до плеч. Волосы-то были красивы, безупречно ухожены, но длина… Я удивлялась про себя: и как ему начальник разрешает ходить с такой причёской?
Уже во время нашей последней встречи я получила ответы на все эти вопросы. Но это было потом…

* * *
А сначала Муж шаманки рассказывал о своей непростой юности. После окончания юридического факультета в конце 60-х годов прошлого века он был полон романтического энтузиазма и поэтому отправился по распределению работать в далёкую Якутию. Посёлок, в котором молодому специалисту пришлось начинать свою трудовую деятельность, был новым. Незадолго перед этим здесь стояли лагерем геологи, которые угощали якутов «огненной водой», и якуты уже, на свою беду, знали её вкус. Также в посёлке появился ряд новых никем не заселённых домиков, потому что якуты предпочитали по-прежнему жить в своих стойбищах. Ещё были почта, маленькая больница на десяток коек с фельдшером во главе, магазинчик, суд, а незадолго до его приезда построили баню.

Баня довольно долго пустовала, но потом как-то удалось уговорить помыться в ней якутов. Помывка обернулась едва ли не трагедией: были зафиксированы ожоги второй степени, сломанная рука, сломанная нога, ушибы от падения… Фельдшер радовался, как ребёнок: у него появились первые пациенты. А баня сразу и надолго потеряла популярность у якутов.

Муж шаманки (будущий) имел своей обязанностью объезжать стойбища, вести переписку населения, смотреть за порядком. Помощь ему в этом оказывали сами оленеводы. Однажды зимой, когда он собрался в путь, старый якут, глядя на его пальтишко и костюм, долго молча качал головой, прицокивая языком, потом изрёк:
-- Плохо, начальник. Очень плохо. – И куда-то ушёл.

Вернулся через час, неся в руках меховую одежду – шубу, штаны, обувь. Заставил переодеться. Как же был наш молодой специалист потом благодарен этому якуту за такую заботу: он бы просто околел на нартах в своём костюме и ватном пальтишке…

Я спрашивала, доводилось ему ночевать в настоящем чуме. Доводилось, рассказывал мой собеседник, и не раз. Довольно тяжёлые это были ночёвки: в чуме было душно, дым от очага выходил через отверстие вверху не сразу. Юный юрист старался лечь головой поближе к потоку свежего воздуха. На лицо оттуда сыпались снежинки, а укрывшись с головой шкурами, он вообще не мог уснуть – было тяжело и душно. Но работа есть работа. Он отработал два положенных года и в одном из стойбищ встретил свою будущую жену. Она была полусиротой, потому что выросла без матери, а отец её был шаманом. Девушка отучилась в интернате в далёком райцентре, была смышлёной, грамотной, умницей, очень веселой и красавицей невозможной с нежными и тонкими чертами лица. Молодой юрист влюбился в неё с первого взгляда без памяти.

Долго рассказывать, как он понял, что не может уехать без своей Синильги, как сделал ей предложение, как была против родня девушки (а она ведь тоже влюбилась по уши в умного и интересного парня из другого мира). Против был и отец любимой. Шаман спрашивал во время камлания духов о судьбе молодых. Жених наблюдал за этим действом. Но ничего не понял. А шаман был потом очень и очень грустным, но сказал, что духи велели девушку отпустить в другой мир. Или, если хочет, он может оставаться жить в стойбище. Конечно, молодой юрист даже и представить не мог, чтобы всю оставшуюся жизнь провести в стойбище с оленеводами, хотя и с любимой.

И он вернулся с красавицей женой домой. Родители его вздыхали неодобрительно, но, куда деваться, невестку приняли и даже жалели её по-своему. Она была больше похожа на экзотическую птицу, чем на настоящую жену. К сожалению, счастье семейное у молодых длилось всего пару лет. Потом у неё была тяжёлая беременность. Она едва не умерла родами, потому что была очень хрупкой, а ребёнок – большим. Врачи её спасли. А ребёнка – нет. Так в молодую семью пришло горе. Шаманская дочь замкнулась в себе, днями молчала, никуда не хотела идти и стала проситься домой, в стойбище.

Но, помилуйте, где Украина, а где Якутия? Молодой муж обещал ей, что поедут непременно, вот только нужно подсобирать денег, откладывал каждую копейку. Он правдами и неправдами добыл путёвку в какой-то крымский санаторий. И зря. После санатория ей стало ещё хуже. Он так и не успел её свозить к родным: она зачахла то ли от тоски по ребёнку, то ли вдали от родных мест, то ли вообще климат ей не подошёл. Умерла, даже не дожив до 25-летия. А диагноз врачи так и не сумели установить.

Юрист тогда задумался: не этот ли финал дочкиной жизни увидел во время общения с духами её отец? Похоже, старый шаман всё знал наперёд. Муж шаманки дал в Якутию телеграмму о смерти жены. Но ответа так и не получил. А на кладбище у него появились две родных могилки.

В свои «слегка за сорок», когда я с ним познакомилась, он так и не был больше женат. А напряженный взгляд и длинные волосы были последствием глухоты: он давно носил слуховой аппарат, маскируя его причёской. Слух, как оказалось, он начал терять ещё в молодости – пару раз очень сильно простужался во время поездок по Якутии. Эти болезни и дали серьёзное осложнение на уши. А после 30-ти лет начала стремительно развиваться глухота. Врачи только разводили руками: необратимо.

И когда я громко смеялась, слушая его рассказы о якутах, он болезненно морщился – это из-за плохо настроенного аппарата было для него слишком громко. Но я-то ведь этого не знала…




Tags: дорога без конца, попутчики
Subscribe

  • Бабочки знают толк

    И снова - про банан, то бишь тыкву. Напоминаю: сорт - Розовый банан. Вкусен даже запечённым кусками в фольге. Сладок. Мягок. Бабочки знают толк в…

  • Новая гостья

    появилась в моём поле зрения так неожиданно, что я замерла. Сначала утром несколько дней назад показалось, что слева на фоне встающего солнца…

  • Бабочкино лето

    в октябре ожидаемо. И бабье лето - тоже:) Когда спозаранку всё вокруг белое от инея, вода в ёмкостях во дворе покрыта коркой льда, потому как…

Buy for 60 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments